Рамазан Абдулатипов: "Человек должен видеть небо над головой и камни под ногами"

Пятница, 12 Май 2017 16:40

 "Вестник Кавказа" побеседовал с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым о развитии республики в экономике и гуманитарной сфере.

 

 – Скоро исполнится три года с момента начала кампании импортозамещения. Каких успехов Дагестан добился в сфере производства за это время?

– По программе импортозамещения в Дагестане активизирован выпуск более 70 видов продукции. Очень хорошо работает Кизлярский электромеханический завод, который нарастил выпуск продукции в 1,5-2 раза за последние годы. Столь же активно работает завод ВПК "Дагдизель" и предприятия сельскохозяйственного производства. За последние три года мы увеличили производство овощей в закрытом грунте в 38 раз, примерно так же обстоят дела с выращиванием рыбы в прудовых хозяйствах. С самого начала моя позиция, как и позиция премьер-министра, была такова: импортозамещение – это не выпуск старой, никому не нужной продукции, а производство конкурентоспособной продукции, которая может быть использована и у нас, и в перспективе на экспорт. На "Дагдизеле" выпускались торпеды, более 80 компонентов для торпед производились в разных республиках бывшего СССР, прежде всего, на Украине. Когда Украина нам все закрыла, мы возобновили старые, очень перспективные проекты, и сегодня уже налажен выпуск торпед, которые полностью собираются из российских комплектующих: проделана огромная работа.

Еще важно понимать, и этот вопрос еще не решен, что успешное импортозамещение без капиталозамещения не бывает. Мы хотим "взять на ура" еще одну сопку, но этим уже ничего не добиться, надо брать новейшими технологиями. А для этого требуется провести реконструкцию предприятий, где реализуются программы импортозамещения. На Кизлярском электромеханическом заводе и "Дагдизеле" мы такую работу проводим. КЭМЗ построил филиал своего завода в Каспийске с самым современным оборудованием. В начале 2013 года нас поддержал министр обороны России Сергей Кужугетович Шойгу, и военные заказы для Дагестана существенно увеличились, что дало возможность и для найма высококвалифицированных рабочих, и для восстановления конструкторского бюро, и так далее. Если вы сейчас проедете по Дагестану, то увидите, насколько люди активнее стали работать. Это один из признаков того, что Россия возрождается.

– Сегодня очень часто можно слышать голоса, говорящие о проблемах в исламском просвещения. Молодые люди предпочитают выезжать за границу в поисках лучшего образования. Какие меры нужно предпринять по развитию системы исламского образования в Дагестане и в регионе в целом?

– С самого начала было ясно, что исламское образование необходимо развивать, так как в стране началось возрождение религии. Для этого я создал в 1992 году в Каспийске духовную академию, чтобы дать людям светское и религиозное образование. Я ездил в Египет, в знаменитый исламский университет Аль-Азхар, в Александрийский университет. Но, увы, через полтора года у нас закончились деньги, и нам пришлось распустить всех студентов, которых мы набрали. У нас не было поддержки. Замечу, что за рубежом у нас все меньше готовят студентов-богословов, чем непосредственно в мусульманских регионах. Когда я приехал в Дагестан, у нас оказалось 13 исламских университетов, даже в нескольких больших аулах они были, что говорило о достаточно низком качестве подготовки этих людей, якобы получавших высшее образование. Вместе с муфтием, шейхом Ахмад-Хаджи Абдулаевым мы этим вопросом занялись серьезно, возродили духовную академию, и сейчас в ней объединены семь мусульманских вузов. Планируем полностью объединить под ее крышей все мелкие учебные заведения, которые есть в республике. Мы готовы обучать ежегодно около 5 тысяч человек – это достаточный потенциал для Дагестана.

Подчеркну: надо готовить людей одновременно и к гражданской службе. На днях прошло большое совещание, и одному из начальников, который его проводил, я сказал: "Мы 20 лет об этом говорим. Самое главное, положительное здесь в том, что нам не надоело еще об этом говорить. Но от говорильни надо переходить к решению вопроса". В свое время по поручению Евгения Максимовича Примакова, председателя правительства, я занимался, будучи министром РФ, подготовкой концепции программы создания Российского исламского университета. Все было подготовлено, но меня с Евгением Максимовичем отправили в отставку, и проект остался на бумаге. Почему мы не занимаемся сами своими вопросами? Кто должен налаживать нормальное исламское образование, да и не только исламское? Мы сами и должны: правительство, государство, духовные лидеры. Пока солидного уровня и государственного подхода в этой сфере нет. Надеюсь, что после этого интервью у нас коренным образом изменится отношение к исламскому образованию. Если мы не обратим на это внимание, проблемы будут долговременными. Мусульманское население увеличивается у нас другими темпами, не такими как в Европе, и нам нельзя копировать опыт Запада, где мусульмане образуют своеобразные анклавы внутри стран, где они предоставлены сами себе и фактически отделены от государства. Все эти аспекты надо рассматривать подробно, интегрировать мусульман в российское общество вместе с христианами и создавать единую нацию, будучи представителями разных вероисповеданий. Работу надо вести на качественно другом уровне – мы говорим об этом, но фундаментальных изменений пока не происходит. То, что сделано президентом и всеми специалистами по выстраиванию национальной и культурной политики, не находит своей модели воплощения именно в религиозных вопросах, а это очень актуально для перспектив развития России, мы должны этим заниматься.

– В конце мая состоится съезд Ассамблеи народов Евразии, куда составной частью войдет Ассамблея народов России, у истоков которой Вы стояли. Как вы думаете, с какой целью проводится новая ассамблея, планируете ли вы в ней принять участие?

– Ассамблея народов России стала достаточно мощной организацией. Я сегодня улетаю на заседание Ассамблеи народов Татарстана, которую  создавали Минтимер Шаймиев, Фарид Мухаметшин, Рустам Минниханов; я тоже принимал участие в ее создании. Это было непросто. Когда я приехал в Башкортостан, Муртаза Губайдуллович Рахимов на мое предложение  создать ассамблею народов сказал: "Уезжай, эти вопросы не надо поднимать, у нас и без этого хватает проблем". Я уехал. Через некоторое время он звонит: "К нам едет президент, давай все-таки эту идею воплотим". Мы срочно организовали Ассамблею народов Башкортостана, и одна из первых встреч президента была как раз в Уфе, с представителями данной организации. То есть президент показал, что это важно и нужно. Руководителем такой организации в свое время в Казахстане стал Нурсултан Назарбаев, в Кыргызстане – Аскар Акаев, и они очень хорошо продвинулись по этому пути. На определенном этапе, когда мы остались без Министерства по делам национальностей, Ассамблея народов России, фактически, выполняла функции этого государственного органа. Мы развернули многие программы, у нас даже знаменитый поэт Давид Никитич Кугультинов был уполномоченным по делам национальностей РФ. Этот государственный институт развивался достаточно активно.

То, что надо расширять пространство народов и общностей, никаких сомнений не вызывает, – но я был бы категорически против, если бы Ассамблея народов России полностью интегрировалась, исчезнув и слившись с Ассамблеями Евразии и Европы. Тогда уже можно Ассамблею народов мира заменить Генассамблеей ООН. Нам, все-таки, надо заниматься своими вопросами. У меня были сотни соблазнов по поводу Генассамблеи, как ее назвать, с кем ее объединить, но я удержался, и мы сохранили лицо. В целом, движение я поддерживаю, но оно не должно потерять своего лица, должно идти без потери главного курса, тех задач, которые мы должны решать, вместе с тем, содействуя этим вопросам на более высоком уровне. Я одновременно являюсь одним из руководителей Духовного форума мира, вместе с Иосифом Давидовичем Кобзоном. Мы совместно проводили мероприятия, сейчас Иосифу Давидовичу нужно куда-то уехать, и меня попросили, чтобы я выступил. Я даже не знаю, в какой роли мне выступать: как почетному председателю Ассамблеи народов России, или как главе многонационального Дагестана, или как одному из руководителей Духовного форума? Это тяжелая задача, и такая же задача стоит перед Ассамблеей народов России. Поэтому я и против того, чтобы с кем-то сливаться, другое дело – быть одним из учредителей и организаторов. Нам, прежде всего, надо укреплять мир и спокойствие в своей семье, в роду, в регионе, в стране. Когда мы решим все задачи на этом уровне, то может и перейдем к решению задач другого порядка – Евразии, СНГ, постсоветского пространства и так далее. Я философ, люблю старую истину, которая гласит: "Человек должен смотреть на звездное небо, но и чувствовать, видеть камни под ногами".

Прочитано 971 раз

Календарь

« Август 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Дагестан